Category: архитектура

volkvo

Дисклеймер

Сюда в основном ведется кросспост-трансляция со стендэлона Frequentflyers.ru, так что соцкапы, топы и прочее - не то, что следует искать в этом блоге. Однако читать интересное про гражданскую авиацию - велкам. Ну, и иногда появляются посты на неавиационную тематику, которые есть только тут.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
volkvo

Уиттиер: 14-этажный дом-коммуна.

На Аляске есть интересный городок Уиттиер, где все население в количестве 220 человек живет в одном здании под названием Бегич Тауэрс.

С виду, особенно издали, это весьма приличная по российским меркам 14-этажка, своими широкими окнами напоминающая нестандартные конфигурации строящейся сейчас серии 1ЛГ-600.11. Однако здание весьма интересно во всех отношениях: и в плане архитектуры, и в плане истории.

Изначально Уиттиер был военной базой, стратегическим портом на случай того, если СССР вдруг решит отжать Аляску обратно. В середине пятидесятых годов здесь была построена воинская часть, а также собственно этот 14-этажный многоквартирный дом-коммуна для семей военнослужащих. Эти здания соединял даже подземный тоннель!

Военная часть с начала шестидесятых расформирована за ненадобностью и заброшена. Сейчас она представляет собой довольно унылое зрелище и виде пятиэтажной бетонной коробки, из которой давно вынесено все, что можно было вынести — любой заброс в России во много раз интереснее, и здесь можно разве что играть в пейнтбол. А вот дом-коммуна был продан сообществу жителей Уиттиера, и теперь это многоквартирный жилой дом, принадлежащий кооперативу, то есть, собственникам жилья в нем.

Строительство здания началось в 1954 году, а сдан дом был в конце 1956-го, и назывался он «Ходж Билдинг» в честь полковника инженерных войск, руководившего процессом, до 1974 года, когда был переименован в честь сенатора Бегича, уже после перехода в частные руки. Согласитесь, и не скажешь, что это середина пятидесятых: у нас такие дома строили преимущественно с конца 1980-х, а в те годы в ходу был «сталинский ампир» — как раз в 1957 году решили бороться с «архитектурными излишествами». Впрочем, современный вид дом имеет благодаря тому, что стены оштукатурены и покрашены в разные цвета, как сейчас модно. Раньше, судя по архивным фотографиям, это была обычная серая коробка, напоминающая московские серии II-68 из сборного железобетона; о возрасте напоминает мох на карнизах и подоконниках, а также внутреннее убранство.





Однако в архитектурном плане Бегич Тауэрс принципиально отличается: это сейсмоустойчивое здание из трех независимых секций, имеющее в своей основе несущий стальной каркас; внешние стены и внутренние перегородки между квартирами — из шлакоблоков, внутри каждой квартиры стены оргалитовые на деревянной обрешетке.


В здании, рассчитанном на проживание 700 человек, имеется 177 «двушек» и «трешек», а также 39 «однушек», два подъезда, в каждом по два грузовых лифта: конечно, оригинальные лифты середины пятидесятых были заменены в девяностых годах. Вернее, как это обычно делается за границей, не полностью заменены, а реконструированы — о старой технике напоминают, например, латунные пороги кабинных и шахтных дверей с надписью «OTIS».



Внутри подъезды сообщаются с помощью коридоров, проходящих вдоль всего здания, по обе стороны от которых расположены двери в квартиры: типичная гостиничная планировка. С пятидесятых годов сохранились, как минимум, сами двери, вся сантехника, а также система отопления и вентиляции; кроме того, в квартирах встречается кухонная утварь тех лет. Управляющий жалуется, что коммуникации сильно изношены, да и не соответствуют современным требованиям: все-таки 60 лет прошло.





Многие квартиры имеют по два входа: основной и второй черный вход через кухню; поскольку большинство из них односторонние, из коридора это выглядит как чередование дверей с номерами квартир и без номеров квартир. Нумерация, кстати, строится по гостиничному принципу: первые цифры — номер этажа, затем собственно номер квартиры.

В самих квартирах планировка довольно примитивная: просторная кухня-гостиная, 2-3 крохотных спальни, совмещенный санузел. На каждом этаже возле лифтового холла имеется колясочная; в подвале у каждого кладовка; также на первом этаже есть специальный «тамбур» с воротами, к которому может «пристыковаться» грузовик, как на складах; тут же стоят грузовые тележки. То есть, если вам привезли новый диван или холодильник, вовсе не придется, матерясь, затаскивать его по лестницам через дверь подъезда.



Для русского глаза непривычно выглядят окна почти во всю стену. У нас ведь чем севернее, тем меньше окна — во избежание теплопотерь. Здесь, однако, просто стоят двойные стеклопакеты, а вдоль всего окна на уровне пола идет радиатор центрального отопления в кожухе-конвекторе: таким образом, вы греете не наружную стену, как в России, а отапливаете помещение.



Однако самое интересное в здании заключается в том, что это дом-коммуна. Такие строили в СССР в тридцатые годы, однако в первоначальном виде они не сохранились. Идея в том, что вся инфраструктура микрорайона (а в Уиттиере — целого городка) располагается в пределах одного здания, и теоретически можно никуда из него не выходить. В здании имеется два зала общего пользования, в которых можно по предварительной записи, скажем, собраться и устроить вечеринку. На первом этаже располагаются офисы управляющей компании, почтовое отделение, прачечная, магазин (и отдельная комната с торговыми автоматами), в подвале церковь, полицейский участок с тюрьмой на 6 камер, а через подземный переход можно попасть в расположенное по соседству здание школы, где учатся, между прочим, 55 детей.






Зачем это нужно? Дело в том, что сам Уиттиер как бы зажат между скалами и морем (попасть сюда можно только по воде или совмещенный автобусно-железнодорожный тоннель), так что строить отдельные дома и негде. Кроме того, здесь высока опасность цунами (предупреждающие знаки даже стоят на набережной, а высота волн тут как-то достигала 13 метров), а большое сейсмостойкое здание все же не так просто смыть, кстати, оно вполне себе выдержало сильное землетрясение в 1964 году.



Ну, и зимой здесь насыпает несколько метров снега, а температура опускается до минус тридцати и ниже, при этом ветер скоростью 100 км/ч — обычное дело. Так что лишний раз выходить на улицу не хочется. Даже детская площадка — и та крытая, иначе ее моментально занесет снегом.



Интересно, что более половины квартир в Бегич Тауэрс сдается: с отелями в Уиттиере дела обстоят чуть лучше, чем никак, поэтому туристы предпочитают именно апартаменты. Причем приезжают они сразу на месяц-два: казалось бы, дыра-дырой, однако туризм здесь развит, в первую очередь это походы по горам — по долам, морские круизы, рыбалка, каякинг и тому подобный активный отдых.

Как же живется в доме-коммуне? Заехав сюда, первым делом нужно купить абонемент на парковку. Для собственников, гостей и арендаторов цены различаются: от $5 в день до $10 в год. С собаками с некоторых пор жить нельзя: исключение делается только для тех, кто завел собаку до вступления в силу новых правил. Курить можно не ближе 8 метров от здания. Обязательно требуется закрывать все двери и ворота, чтобы в дом не забрался медведь (такие случаи были). Нельзя шуметь с 8 до 22 часов. Детям нельзя играть в коридорах, холлах и на лестницах, а также в лифтах. Мусор обязательно упаковывать в непротекающий контейнер и относить в специальную комнату на втором этаже: мусоропровода нет, и помойки на улице тоже — иначе там будут постоянно промышлять медведи.




Снять квартиру (с мебелью и техникой, конечно) стоит от 750$ в месяц (60 кв. м.) до 995$ за квартиру с большой кухней-гостиной и тремя спальнями. Мелкие бытовые неисправности (электрика, сантехника и т.п.) вам устранят по цене из расчета 65$ за человеко-час.