Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

volkvo

Дисклеймер

Сюда в основном ведется кросспост-трансляция со стендэлона Frequentflyers.ru, так что соцкапы, топы и прочее - не то, что следует искать в этом блоге. Однако читать интересное про гражданскую авиацию - велкам. Ну, и иногда появляются посты на неавиационную тематику, которые есть только тут.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
volkvo

«Победа» перешла на новую систему бронирования

Читайте в оригинале на Frequentflyers.ru: https://www.frequentflyers.ru/2020/04/17/dp_newshore/

Авиакомпания «Победа» перешла на новую систему интернет-бронирования (IBE) испанской компании Newshore. Она будет интегрирована с существующей PSS от Navitaire, на которой работают многие крупные лоукостеры: например, Ryanair, Vueling, Wizz Air и Spirit. Подробнее:


С точки зрения пассажира это в первую очередь интерфейс, построенный по принципу «Mobile First», то есть, оптимизированный сразу под мобильные устройства — ранее покупать билеты на сайте «Победы» было удобно только на десктопе.



В нем много косметических изменений, в первую очередь с точки зрения юзабилити — например, гораздо более наглядно отображается список доступных рейсов; видно, в какие даты сколько стоит какой сегмент (хотя многим полюбилась и старая «матрица» с суммарными ценами туда-обратно, удобная для коротких путешествий). Изменилась и сама логика бронирования: раньше нужно было на одном из первых этапов вводить данные пассажиров, теперь же эта форма переехала в конец и сначала можно выбрать все дополнительные услуги и получить полную стоимость перелета до того, как вы начнете вводить персональные данные.


Самими услугами управлять тоже проще — в старом интерфейсе имелся ряд неприятных особенностей, связанных, в частности, с допуслугами: порой изучение платных допуслуг или просмотр мест приводил к их добавлению к бронированию и возникновения долга, что уже невозможно было исправить в личном кабинете, заставляя звонить в колл-центр или обращаться к представителю авиакомпании в аэропорту.




Важно подчеркнуть, что речь идет именно о новом IBE, а не замене PSS: «под капотом» остается решение от компании Navitaire. Особенностью её специально разработанных для лоукостеров систем NewSkies является то, что это так называемая ticketless-система, то есть, в ней нет понятия «электронного билета», а есть только внутренний номер заказа (PNR). По большому счету, для среднестатистического лоукостера, который продает билеты только на сайте и не подключен к посредникам в виде глобальных распределительных систем (GDS), этого достаточно. Однако в России своя специфика — «Победа» не может рассчитывать только на интернет-продажи; часть целевой аудитории авиакомпании в регионах приобретает билеты в оффлайновых кассах, подключенных, в частности, к «Сирене», для интеграции с которой пришлось создавать довольно специфическую архитектуру, не предусмотренную by design ни там, ни там. На международных рынках для продаж через агентов также используется промежуточная архитектура для связи системы бронивания и виртуальной GDS – Hahn Air Systems, позволяющая выгружать ресурсы в GDS под чужим ИАТА-кодом (HR/H1).


Илья Шатилин

volkvo

Отдых на грани карантина: как мы ездили в Италию во время эпидемии

Читайте в оригинале на Frequentflyers.ru: https://www.frequentflyers.ru/2020/03/03/toscana_trip/

Наверное, самое необычное ощущение — это когда ты прилетаешь из Италии, а на следующий день читаешь новости про всеобщий карантин, перевод рейсов в терминал для прокажённых китайцев и добровольный возврат денежных средств. Как это было:Летали мы с 19 по 21 февраля в Пизу «Победой», заодно попав на поздравления трехсоттысячного пассажира по этому направлению. Видно, что готовились заранее: на рейс поставили самых лучших бортпроводников с табличками «Бренд-амбассадор», а с собой взяли лототрон с шариками.



В какой-то момент по громкой связи вызывают в начало салона летящих детей, желающих вытянуть «счастливчика». Сначала тащат одну из букв от A до F, потом цифру от 1 до 33: в итоге призы получает пассажир на месте 12A. Вручают их уже в аэропорту прибытия, ну, а нас, как и всех остальных пассажиров, встречают люди в костюмах из фильмов про секретные лаборатории, измеряющие температуру всем прибывающим. Нет, градусник под мышку не ставят, а просто медицинским тепловизором наводят на лоб, щелк — и ты годен!



Полутора полных дней хватает на вполне насыщенную программу. В Пизе мы прямо из аэропорта отправились на пешеходную экскурсию по городу. По сути она представляет собой небольшую прогулку по средневековым улицам с выходом сразу к площади Чудес, где и сосредоточены все основные достопримечательности.



Очень удобно: не нужно болтаться по городу, чтобы все посмотреть — вот тебе знаменитая пизанская башня, вот Успенский собор, вот Баптистерий Сан Джованни, бонусом кладбище и прогулка по крепостной стене.



Середина февраля — идеальный низкий сезон, нет толп туристов, однако на саму башню подняться все равно нельзя, вернее, можно только по предварительной записи, о чем мы совершенно не позаботились, так что пришлось лишь наблюдать падающее сооружение снаружи. Наклон действительно заметен, хотя там всего-то 3 градуса, вид немного сюрреалистичный, но, главное, почти нет вокруг желающих сделать постановочное фото в стиле «Я придерживаю башенку ладошкой».



Снаружи, естественно, башня как башня — все ее видели на фотографиях, в реальности же просто ощущаешь ее истинные размеры и обращаешь внимание на то, что она не только падающая, но и кривая, то есть, разные ее части наклонены под разными углами. Но долго рассматривать ее неинтересно. Совсем другое дело — сам собор, колокольней которого эта башня является — его можно изучать часами, здесь очень много мелких деталей, каждая из которых имеет определенное символическое или историческое значение. Например, какие звери как бы прыгают с крыши и зачем, или почему почти все колонны разного цвета — тут важно или брать хорошего индивидуального гида, или заранее прочитать хотя бы Википедию, факт в том, что будет гораздо интереснее.



В Баптистерии (это специальное помещение для крещения) интересна в первую очередь акустика. Если встать в определенном месте и издать звук, то вы услышите его многократно переотраженным; несколько раз в час смотритель встает на это место и поет; каждая нота длится несколько секунд, поэтому последующие накладываются на предыдущие и кажется, что поет целый хор. Пожалуй, этот аттракцион запомнился мне в Пизе больше всего, хотя еще впечатлили свечки в соборе: вместо свечей просто стоят лампочки. Опустил монетку — лампочка зажглась. Почему такое еще не придумали в РПЦ, непонятно. Наверное, пошли дальше и разрабатывают мобильное приложение: заплатил 50 рублей по Apple Pay, и на экране появилась картинка с изображением свечи.



По старинному кладбищу ходить было немного жутковато и отчасти бессмысленно, а долго гулять по стене протяженностью несколько километров уже не оставалось ни сил, ни желания, хотя с нее можно сделать самые красивые фотографии площади.



Пора отдыхать! Жили мы в спа-отеле Bagni di Pisa, расположенном в пригороде Пизы во дворце 1743 года постройки. Здесь ощущаешь себя в старинной больнице : номера с высоченными сводчатыми потолками имеют площадь в добрых 50 квадратных метров, огромные окна, выходящие прямо в коридор, и высоченные двери. При входе у тебя отдельная комната с диваном, креслами и столиками — считайте, гостиная; далее по коридору уходишь вглубь номера, оставляя сбоку ванную комнату, и попадаешь в покои с огромной кроватью с балдахином, чистой воды если не Эрмитаж, то какой-нибудь путевой дворец Екатерины Второй. «Чистой воды» — не случайное выражение, поскольку отель стоит на термальных источниках, и здесь есть несколько закрытых и открытых бассейнов с водами разной температуры и степени солености, сауны, гидромассажные ванны — все как положено, примерно как в любом хорошем спа-отеле.



На следующий день по плану Флоренция. Вот здесь туристов уже полным-полно, однако гид ведет нас так, что мы почти ни с кем не пересекаемся. Заходим в Палаццо Медичи, где открыта интересная художественная галерея, затем мимо собора Санта Мария дель Фьори, куда стоит огромная очередь, прямо к Палаццо Веккьо — и вот здесь действительно интересно, закладывайте побольше времени.



Интересно, что он работает не только как музей, но и как галерея современного искусства, хоть и небольшая: как вам, например, инсталляция в виде стены чемоданов?

А если подняться на башню, можно увидеть весь город, а заодно вспомнить, что московский Кремль построен итальянскими архитекторами: зубцы здесь точно такой же традиционной формы.



В этот собор огромные очереди


Палаццо Веккьо



Одна из важнейших достопримечательностей города — Понте Веккьо — скорее разочаровывает. То есть, да, мост с домами на нем — необычно. Однако даже в низкий сезон здесь не протолкнуться: во всех домах находятся ювелирные лавки для китайских туристов, и китайских туристов, скупающих золотишко за бешеные деньги, тут просто пруд пруди.




И на галерею Уффици уже времени не остается — пора обедать и ехать на винодельню: последний пункт программы. Называется она «Казанова» — La Spinetta Casanova, причем никакого отношения к венецианскому герою-любовнику не имеет. Casanova — это название деревушки, причем населенных пунктов с таким названием в Италии много, примерно как в России несколько десятков деревень Козлово. В переводе это означает «Новый дом».

Тут делают 8 сортов вин, которые в Россию практически не поставляются — в основном экспорт идет в американские рестораны. Самое известное тосканское вино — конечно же, Кьянти (из винограда Санджовезе), только разливают его здесь не в специальные пузатые бутылки fiasco, а в обычные. Но это не фиаско: в принципе вина здесь не какие-то элитные, а доступные: по 10-15 евро за бутылку. Жаль, что нельзя взять их с собой: купить-то можно, но я лечу с одним лишь рюкзаком строго под размер калибратора, без багажа.



Першение в горле началось только сегодня.



Илья Шатилин

volkvo

Уиттиер: 14-этажный дом-коммуна.

На Аляске есть интересный городок Уиттиер, где все население в количестве 220 человек живет в одном здании под названием Бегич Тауэрс.

С виду, особенно издали, это весьма приличная по российским меркам 14-этажка, своими широкими окнами напоминающая нестандартные конфигурации строящейся сейчас серии 1ЛГ-600.11. Однако здание весьма интересно во всех отношениях: и в плане архитектуры, и в плане истории.

Изначально Уиттиер был военной базой, стратегическим портом на случай того, если СССР вдруг решит отжать Аляску обратно. В середине пятидесятых годов здесь была построена воинская часть, а также собственно этот 14-этажный многоквартирный дом-коммуна для семей военнослужащих. Эти здания соединял даже подземный тоннель!

Военная часть с начала шестидесятых расформирована за ненадобностью и заброшена. Сейчас она представляет собой довольно унылое зрелище и виде пятиэтажной бетонной коробки, из которой давно вынесено все, что можно было вынести — любой заброс в России во много раз интереснее, и здесь можно разве что играть в пейнтбол. А вот дом-коммуна был продан сообществу жителей Уиттиера, и теперь это многоквартирный жилой дом, принадлежащий кооперативу, то есть, собственникам жилья в нем.

Строительство здания началось в 1954 году, а сдан дом был в конце 1956-го, и назывался он «Ходж Билдинг» в честь полковника инженерных войск, руководившего процессом, до 1974 года, когда был переименован в честь сенатора Бегича, уже после перехода в частные руки. Согласитесь, и не скажешь, что это середина пятидесятых: у нас такие дома строили преимущественно с конца 1980-х, а в те годы в ходу был «сталинский ампир» — как раз в 1957 году решили бороться с «архитектурными излишествами». Впрочем, современный вид дом имеет благодаря тому, что стены оштукатурены и покрашены в разные цвета, как сейчас модно. Раньше, судя по архивным фотографиям, это была обычная серая коробка, напоминающая московские серии II-68 из сборного железобетона; о возрасте напоминает мох на карнизах и подоконниках, а также внутреннее убранство.





Однако в архитектурном плане Бегич Тауэрс принципиально отличается: это сейсмоустойчивое здание из трех независимых секций, имеющее в своей основе несущий стальной каркас; внешние стены и внутренние перегородки между квартирами — из шлакоблоков, внутри каждой квартиры стены оргалитовые на деревянной обрешетке.


В здании, рассчитанном на проживание 700 человек, имеется 177 «двушек» и «трешек», а также 39 «однушек», два подъезда, в каждом по два грузовых лифта: конечно, оригинальные лифты середины пятидесятых были заменены в девяностых годах. Вернее, как это обычно делается за границей, не полностью заменены, а реконструированы — о старой технике напоминают, например, латунные пороги кабинных и шахтных дверей с надписью «OTIS».



Внутри подъезды сообщаются с помощью коридоров, проходящих вдоль всего здания, по обе стороны от которых расположены двери в квартиры: типичная гостиничная планировка. С пятидесятых годов сохранились, как минимум, сами двери, вся сантехника, а также система отопления и вентиляции; кроме того, в квартирах встречается кухонная утварь тех лет. Управляющий жалуется, что коммуникации сильно изношены, да и не соответствуют современным требованиям: все-таки 60 лет прошло.





Многие квартиры имеют по два входа: основной и второй черный вход через кухню; поскольку большинство из них односторонние, из коридора это выглядит как чередование дверей с номерами квартир и без номеров квартир. Нумерация, кстати, строится по гостиничному принципу: первые цифры — номер этажа, затем собственно номер квартиры.

В самих квартирах планировка довольно примитивная: просторная кухня-гостиная, 2-3 крохотных спальни, совмещенный санузел. На каждом этаже возле лифтового холла имеется колясочная; в подвале у каждого кладовка; также на первом этаже есть специальный «тамбур» с воротами, к которому может «пристыковаться» грузовик, как на складах; тут же стоят грузовые тележки. То есть, если вам привезли новый диван или холодильник, вовсе не придется, матерясь, затаскивать его по лестницам через дверь подъезда.



Для русского глаза непривычно выглядят окна почти во всю стену. У нас ведь чем севернее, тем меньше окна — во избежание теплопотерь. Здесь, однако, просто стоят двойные стеклопакеты, а вдоль всего окна на уровне пола идет радиатор центрального отопления в кожухе-конвекторе: таким образом, вы греете не наружную стену, как в России, а отапливаете помещение.



Однако самое интересное в здании заключается в том, что это дом-коммуна. Такие строили в СССР в тридцатые годы, однако в первоначальном виде они не сохранились. Идея в том, что вся инфраструктура микрорайона (а в Уиттиере — целого городка) располагается в пределах одного здания, и теоретически можно никуда из него не выходить. В здании имеется два зала общего пользования, в которых можно по предварительной записи, скажем, собраться и устроить вечеринку. На первом этаже располагаются офисы управляющей компании, почтовое отделение, прачечная, магазин (и отдельная комната с торговыми автоматами), в подвале церковь, полицейский участок с тюрьмой на 6 камер, а через подземный переход можно попасть в расположенное по соседству здание школы, где учатся, между прочим, 55 детей.






Зачем это нужно? Дело в том, что сам Уиттиер как бы зажат между скалами и морем (попасть сюда можно только по воде или совмещенный автобусно-железнодорожный тоннель), так что строить отдельные дома и негде. Кроме того, здесь высока опасность цунами (предупреждающие знаки даже стоят на набережной, а высота волн тут как-то достигала 13 метров), а большое сейсмостойкое здание все же не так просто смыть, кстати, оно вполне себе выдержало сильное землетрясение в 1964 году.



Ну, и зимой здесь насыпает несколько метров снега, а температура опускается до минус тридцати и ниже, при этом ветер скоростью 100 км/ч — обычное дело. Так что лишний раз выходить на улицу не хочется. Даже детская площадка — и та крытая, иначе ее моментально занесет снегом.



Интересно, что более половины квартир в Бегич Тауэрс сдается: с отелями в Уиттиере дела обстоят чуть лучше, чем никак, поэтому туристы предпочитают именно апартаменты. Причем приезжают они сразу на месяц-два: казалось бы, дыра-дырой, однако туризм здесь развит, в первую очередь это походы по горам — по долам, морские круизы, рыбалка, каякинг и тому подобный активный отдых.

Как же живется в доме-коммуне? Заехав сюда, первым делом нужно купить абонемент на парковку. Для собственников, гостей и арендаторов цены различаются: от $5 в день до $10 в год. С собаками с некоторых пор жить нельзя: исключение делается только для тех, кто завел собаку до вступления в силу новых правил. Курить можно не ближе 8 метров от здания. Обязательно требуется закрывать все двери и ворота, чтобы в дом не забрался медведь (такие случаи были). Нельзя шуметь с 8 до 22 часов. Детям нельзя играть в коридорах, холлах и на лестницах, а также в лифтах. Мусор обязательно упаковывать в непротекающий контейнер и относить в специальную комнату на втором этаже: мусоропровода нет, и помойки на улице тоже — иначе там будут постоянно промышлять медведи.




Снять квартиру (с мебелью и техникой, конечно) стоит от 750$ в месяц (60 кв. м.) до 995$ за квартиру с большой кухней-гостиной и тремя спальнями. Мелкие бытовые неисправности (электрика, сантехника и т.п.) вам устранят по цене из расчета 65$ за человеко-час.